Tags: Нью-Йорк

Наталья Пелевина

ДЕЛО ШУВАЛОВА

Не хотела пока ничего об этом писать, но пришедшее мне сегодня от слушательницы Эха письмо заставило все-таки это сделать. "Где информация о том, что происходит с начатым вами 'делом Шувалова' о получении им суммы в размере 120 миллионов долларов от Алишера Усманова и Евгения Швидлера",- написала она. Три недели назад я начала биться одна вот с этой тройкой. Как вам мои шансы... Правда тогда мне казалось, что одна я точно не буду. 

Поясню два пункта. 

Первый: почему это дело такое важное. Здесь две главные составляющие: 1) высочайший уровень по статусу, влиянию и известности в международном масштабе людей, о которых идет речь; 2) количество материалов, имеющих прямое отношение к вышеупомянотому 'инциденту', то есть доказательная база. 

Второй: почему я, и кто я, вообще, такая. Я родилась в Москве, на Беговой. Уехала с родителями в Англию, позже, сама, в Штаты. Российской темой болела всегда, очень уж непростая у нас с вами страна. Много лет занимаюсь Норд Остом. Начала организовывать за рубежом акции в поддержку российской оппозиции и основала 'Комитет за Демократическую Россию'. Информации и просьб о помощи ко мне стало приходить много, и по судебным, и по коррупционным делам. 

Когда ко мне попали 'шуваловские' бумаги, решила заняться этой темой незамедлительно. 

В конце января подала с адвокатом заявление в Генпрокуратуру, а они (неслыханно!) вызвали меня к себе на встречу, к самому Юрию Семину. Остальное есть в моем предыдущем посте. На встрече я сказала, что молчать не буду, к явному недовольству Семина. Но меня заставляют молчать СМИ! Это что, страх за п**у, или просто надо было, чтобы заявление подавала Собчак? Или возможность крупнейшего антикоррупционного дела ничуть не волнует? При том, что слово 'коррупция' упоминается на всех каналах чаще, чем имя 'ейной' папы -Путина. 

На следующей неделе я опять иду в ГП. 

Появитесь, уважаемые СМИ! Помогите вести это дело дальше. Не для себя прошу.
Наталья Пелевина

АКЦИЯ В НЬЮ-ЙОРКЕ

На акцию 'За честные выборы' в Нью-Йорке собралось примерно 200 человек, то есть запал и здесь явно не прошел. Настроение было бодрое от большого количества молодых лиц, белых шаров и лент. Среди выступающих была Мария Гайдар, находящаяся сейчас в Штатах. Первое о чем мы заговорили, было восхищение, которое вызвали у всех те, кто пришел на шествие и митинг в Москве, несмотря на страшный холод. 'Молодцы!' долго скандировали пришедшие. Мир пристально наблюдает за тем, что происходит в России, и это заметно даже по количеству СМИ, освещающих даже наши выходы. В конце митинга мы все вместе отпустили в воздух наши белые шары, как символ перемен и надежды. 









Наталья Пелевина

НЬЮ-ЙОРКСКИЕ "ОККУПАНТЫ"

2011 год был годом протестов. Одним из самых ярких событий уходящего года в США безусловно стало движение 'Захвати Уолл-стрит'. У этого движения нет формального лидера, но мне удалось пообщаться с одним из организаторов и самых активных ее участников. 

"Наше движениe "Захвати Уолл-стрит" будет жить",- уверенно говорит мне Ник Гулотта, красивый, ухоженный молодой человек, студент, изучающий международные отношения в Хантер колледж. Ник - активный участник этого феноменального во всех смыслах движения со дня его зарождения в парке Зуккотти 17 сентября. Напомню, движение "Захвати Уолл-стрит" началось как акция протеста против 'преступлений финансовой элиты'. 17 ноября Ник был арестован на крыше здания, откуда делал световую проекцию на один из небоскребов Нью-Йорка. "Публика у нас разная ,- рассказывает Ник.- И студенты и уже опытные профессионалы, ну и бездельники -смеется,- наверное, тоже были. К нам даже работники банков выходили в костюмах и галстуках и протестовали вместе с нами." 

В разгар "оккупирования" я не раз слышала мнение, что там многие не знают, что хотят и зачем стоят. И вообще двух слов связать не могут, если им задать вопрос. Я спросила об этом Ника." Конечно, не все в нашем многотысячном движении разбираются в тонкостях экономической системы,- сказал он.- Но мы и не обязаны знать, как исправить испорченную систему. Это должны знать те, кто у власти, а наше конституционное право- проявлять недовольство тем, что происходит, и мы это делаем." Ник добавил ,что дело ведь не просто в Уолл- стрит и что Уолл-стрит - это символ финансового беспредела, выдачи банками заведомо неподъемных займов и т.д. Вина же лежит и на власти, а не только на важных дядях c Уолл стрит. "Вы социалисты? "- спросила я. "Нет, мы просто люди ",- улыбнулся Ник. 

Вечером 17 ноября в парке собралось более 30 тысяч "оккупантов". Уже было известно, что мэр Блумберг собирается прикрыть просуществовавший два месяца палаточный городок, так как он стал серьезно мешать из-за своих масштабов жизнедеятельности города. В это время несколько групп готовили мини-диверсию: проекцию лозунгов на небоскребы восточной стороны Нью-Йорка. Одной из групп руководил Ник. Его команда была второй из трех по запуску световой проекции одного из главных слоганов движения: 'Мы-99%'. Сидя на крыше шестнадцатиэтажного здания через реку от Манхэттана, сдерживая сердцебиение ,он ждал своей очереди. Но как раз, когда услышал в рации "гоу", на крышу выбежали полицейские и арестовали Ника и его группу. 
"Полицейские не любят арестовывать митингующих,- говорит Ник.- Нью-йоркские полицейские -парни крутые, криминала в некоторых частях города хватает, и им бы драгдиллеров брать, а тут узкоплечиe интеллигентики с компьютерами Мак". 
Между тем, в наручниках ребят привезли на участок и оставили там по статье "за незаконное проникновение на чужую территорию". Обычно, если протестующих арестовывают, их отпускают в течениe нескольких часов со штрафом под названием "явка в офис "(Desk appearance ticket) - минимальная штука, согласно которой раз в неделю ты приходишь в участок, подписываешься под тем, что сломал ,к примеру, мусорный ящик, платишь 60 долларов, и будь здоров. Ребят держали дольше 26 часов из-за световой проекции, которая сама по себе нелегальной не является. Но день для полиции выдался тяжелый-арестовали и почти сразу отпустили около 400 человек. На нервах были и те и другие. Постродавших не было. Ник предстал перед судьей вечером следующего дня. Тот крякнул, что можно было ребят и не держать сутки. Ник заплатил 12 долларов и поехал домой отсыпаться. 

То, что началось с двух тысяч человек в парке Зуккотти 17 сентября, в день, когда палаточный лагерь был прикрыт, насчитывало, по некоторым оценкам, 35 тысяч участников. И это только в Нью-Йорке. Охватив десятки городов, движение стало по-настоящему массовым но, кстати, абсолютно демократичным и и не имеющим конкретного лидера. Во время вечерних ассамблей выслушиваются мнения всех желающих. 

Cейчас в парке собирается ежедневно несколько сотен человек мирно пообщаться, но к вечеру они расходятся. 

Активисты считают, что движение будет только расти, и они уже планируют следующие акции. Вполне возможно, оно обретет новую форму и станет политической силой. Как бы там ни было, свое место в истории "Захвати Уолл-стрит" уже получило. 







Наталья Пелевина

«Стратегия-31» в Нью-Йорке | январь

«Ну что, какие новости с Триумфальной»,— задавали мы друг другу вопрос, собираясь на акции «Стратегии 31» — «Россия без Путина» на Юнион сквер в Нью-Йорке. У нас было 12 часов солнечного морозного дня, в Москве 8 вечера.

Новости были снова неутешительные. 30-го днем мне пришло смс от ребят из "Стратегии" в Москве с фразой «У нас обыски». «Вот гады»,— ответила я. Ко времени нашей акции уже было известно о новых арестах.




События последнего месяца — от приговора Ходорковского и арестов оппозиционеров, до теракта в Домодедово, волновали нас все последнее время, многих заставили придти на Юнион сквер, и были предметом оживленного обсуждения.



Общение было не только с прессой, но и с прохожими. Два эпизода запомнились особенно. Подошел высокий худощавый американец, плотно запакованный в разную одежду, спасавшую от холода. На ломаном русском сказал: «Ви делать правильно. Я биль там тридцат первый август. Там биль дубинка». Показал боьшой палец и ушел.

Второй был ирландец. Спросил меня: "Вы помните историю с отравлением Литвиненко. Я ему говорю:
« Да-да. Вот стоит его вдова», — показывая на Марину. На его лице удивление. Продолжает:
«Еще я знаю историю (я слежу за событиями в России) бинесмена, которого 
Обещалкин надолго посадил.» «Ходорковкий?»,— спросила я.
«Да.»
Показываю на Павла:
«Вот его сын».
На лице отчетливо проявилось недоверие.
После чего человек решил быстро удалиться. Так на всякий случай.

Пришла на акцию Марина Литвиненко вдова Александра Литвиненко, погибшего от отравления полонием в Англии. Она оказалась очень обаятельным и общительным человеком. В руках она держала баннер "Пока генералы катаются на яхтах, люди гибнут в терактах".

 

Пришла Настя Курбатова, потерявшая сестру 13-летнюю Кристину Курбатову в" Норд-oсте". С Настей я дружу с тех пор, как в Лондоне был поставлен мой спектакль про "Норд-ост" в 2006 году. Тогда она приезжала на премьеру. На ее долю выпало очень много, но она сильный человек и умеет держать удар.

 

К нам присоединились две яркие личности- американцы: известный йог и правозащитник Паз (слева) и молодой актер Дэйвид Нэш (справа).

 


Рядом с Павлом Ходорковским (слева) Павел Ивлев в маске МБХ (не очень похожей, на мой взгляд)) с баннером:« Кто вы, мистер Путин: террорист или вор?»

 

Александр Гольдфарб (справа)

 

Слева — адвокат Борис Кузнецов, представлявший интересы членов семей погибших подводников атомной подводной лодки «Курск»

 

Хорошее завершение акции. Кстати, просить разрешение не надо вообще.



Мы стойко выдержали час с лишним сильного холода. 

31 января 2011 | Нью-Йорк