Tags: Норд-ост

Наталья Пелевина

Норд-Ост. Холодные факты.

Прочла сегодня под одим из фоторепортажей, посвященном годовщине Норд-Оста, вот такой комментарий: "Помним, скорбим. А еще помним, кто газом потравил". Очень важно всем помнить, кто потравил и принес смерть 125 заложникам.

Холодные факты:

  1. Газ был применен, а за ним последовал штурм в 5 утра, в то время, как и террористы и заложники ждали переговоров, намеченных на 11 утра. Многие заложники в момент поступления газа через систeму кондиционеров в зал спали.

  2. Газ этот, как и его разработчик, были и остаются секретными. Последний был награжден званием Героя России.

  3. Этот газ никогда ранее не был тестирован на людях.

  4. То, что он смертелен, власть знала. То, что он убьет неизвестное количество заложников, власть понимала. То, что врачам и спасателям ни формула газа ни антидот называть не будут, сразу означало, что погибнет еще больше заложников, так как врачи не будут знать, как спасать людей.

  5. Заложники во сне давились рвотными массами.

  6. Всех шахидок, включая глубоко спящих, застрелили. В голову.

  7. Террористы не были в зале и имели противогазы. Детонаторы от бомб в зале были у них. Из мужчин от газа никто не пострадал, всех убили в бою.


Что все это значит, решать вам. И истории.

Наталья Пелевина

Санкционный список: Валентина Матвиенко

DETAIL_PICTURE_616499Расскажу вам историю про Валентину Матвиенко, главу Совета Федерации, известную в Питере как "Валька-стакан" из-за неравнодушия к спиртному.
На момент трагедии, произошедшей в Норд Осте, Матвиенко занимала должность Заместителя председателя Правительства Российской Федерации. После штурма ранним утром 26 октября она одним из первых официальных лиц появилась в спортивном зале ПТУ недалеко от ДК, где ждали новостей обезумевшие от страха родственники.
Матвиенко весело сообщила, что все прошло отлично, и все заложники живы, благодаря спецслужбам и Путину лично. Родственники кинулись обниматься и благодарить бога, власти и саму Матвиенко за такую новость.
Прошел час, два, три. Никто из заложников не появился. Ни один. Зато появились первые списки бывших заложников с номерами больниц, в которых они находятся. Многие в этих списках своих близких не нашли. Потому что 130 человек во время операции спецслужб с использованием смертельного газа погибли. Погибли именно от этого использованного властями газа.
Но списка погибших еще не было. Одна из матерей, не буду называть ее имя, подошла у штаба к Матвиенко. "Моего сына нет ни в одном списке. Где мне его искать?" Уже сильно под градусом Матвиенко, пьяным жестом отмахиваясь от женщины, прорычала: "Что вы от меня хотите? Чего пристали? В морге ищите".
Вот такой у нас «народный слуга» Валентина Матвиенко.


Подписывайтесь на меня в соцсетях:
Twitter
Facebook
ВКонтакте

И добавляйте в друзья, конечно.
Наталья Пелевина

Норд Ост. 11 лет. А Власть все та же.

События в октябре 2002 г. в ДК на Дубровке для меня стали личной точкой отсчета. После них я поняла, что от политики, от нашего в ней участия и заинтересованности зависит не только качество нашей жизни, но и сама жизнь.

Помимо боли близких, которая не пройдет никогда, остаются и вопросы, связанные с нашей жизнью сегодня. Потому что власть в России все та же.

Главных вопроса два.


Первый - это происхождение теракта. Оно неизвестно. И неизвестна степень ответственности государства за то, что случилось. Несут ли ответственность несколько капитанов тогда еще милиции, “прикрывшие” провоз в Москву оружия и самих террористов и далее их проживание в съемных квартирах? Упустили ли информацию о готовящемся теракте спецы? Или все сложнее, и это был “подконтрольный” теракт? То есть могло быть так, что информация о готовящемся теракте поступила и была использована в своих целях?

Зрители и артисты не шли на мюзикл " Норд Ост" умирать. Нет полной уверенности, что сознательно шли умирать и все террористы. Слишком странные вещи говорились ими в общении с заложниками и в переговорах по телефонам. К примеру, высказывание Бараева (Сулейманова) в телефонном разговоре, о том, что мы “мусор уберем прежде, чем уйти”. Почему свою группу, которую подготовил и отправил в Москву Басаев, он на месяц потерял, и каким образом часть людей из группы, оказавшейся в ДК, была ему незнакома? То есть, часть была его, а часть нет. Кто были эти неизвестные ему люди? У меня есть версии, но о них не здесь.

И хотя на параллелях с событиями 11 сентября в Америке власть потом сыграла - параллелей мало. На Дубровке был захват заложников, а в Штатах за год до этого было убийство без шанса на жизнь. В "Норд Осте" не было никакой международной террористической организации. Террористы были свои, доморощенные, и граждане России. А еще было много женщин. Очень много, почти половина, 19 человек. Первый и последний такой случай вообще в истории.

Второй вопрос. Почему было принято решение о применении газа? Почему неизвестным, нетестированным веществом травили своих безоружных, законопослушных граждан? 125 человек в результате его применения погибли, включая 10 детей. Из-за параноидальной склонности спецслужб к секретности именно там, где она не нужна, операция по спасению заложников была полным фиаско. Медики попросту не были проинформированы о примененном газе и, соответственно, не знали, как заложников спасать. Примерно, половина погибли от газа сразу, еще в зале, другую половину “упустили” растерянные спецназовцы и медики. Не по своей вине. Главврач одной из больниц на съемках МЧС растерянно говорит, что ничего не понимает, но констатирует отравление высокотоксичным веществом, а каким он не знает. Что это был за газ, не было сообщено никому из медиков. На них вины нет. Вина целиком на штабе.

Газ был се-крет-ный. Он секретный и пoныне и на ближайшие 50 лет. Известно только, что он являлся производным от фентанила, опиоидного анальгетика, используемого для общей анастезии.

На каком основании власть использовала газ? Или она поставила эксперимент с использованием хим оружия на своих гражданах? Почему из-за высокой секретности этого возможного “эксперимента”, заложников не спасли, как надо, a, фактически, позволили выжившим умереть? И почему за это не ответил никто?

Вместо этого раздавали Звезды Героев России. Однако только две Звезды достались спецназавцам, которые их, безусловно, заслужили. Три другие ушли генералам - Проничеву и Патрушеву, а также безымянному ученому, автору смертельного газа. Сколько лет я этой темой занимаюсь, но его “выкопать” так и не получилось. Eго очень хорошо прикрывают. Может он и сейчас разрабатывает новые формулы смертельного газа по заказу российских властей?

Ключевые фигуры штаба и сегодня у руля. Генерал полиции Васильев Владимир Абдуалиевиx - вице-спикер Госдумы, руководитель фракции «Единой России» и по 2011 г. - председатель комитета Госдумы по безопасности. Генерал ФСБ Проничев до ухода на пенсию в апреле этого года руководил всей нашей пограничной службой.

Ответственность несут и все те, кто потом пытался покрывать совершенное против заложников преступление. Те, кто ставил прочерки в графе о причинах смерти и глумился над родственниками погибших в суде. Покрывательство, как обычно в России, когда преступление совершает власть и власть имущие, было тотальным.

Объяснения применению газа, которые давались и тогда и много лет спустя в Страсбурге, – полная липа. Никакого расстрела заложников со стороны террористов не было (был случайный эпизод стрельбы, и власти прекрасно знали, что он был случайный). А именно этим мотивировали начало операции в 5.20 утра 26 октября. Никакого одновременного подрыва всех поясов на шахидках, которого, якобы, боялись и потому “усыпляли” газом этих женщин, а заодно и весь зал, тоже не случилось. В доказательство фото из материалов дела. На нем – шахидка, на своих ногах покинувшая зал и убитая уже в холле театра. Она и не заснула от газа, и ничего не взорвала.


Норд Ост. Убитая террористка.

Очевидно, что пока у власти сегодня те, кто был у власти и тогда, достоверно мы ничего не узнаем.

Так вот, если вы не будете заниматься политикой и не станете выбирать честную, ответственную перед народом власть, возможно власть, которую вы забыли сменить, когда-нибудь вас или, что еще хуже, вашего любимого человека, тоже убьет газом. И не ответит за это никто.



Подписывайтесь на меня в соцсетях:
Twitter
Facebook
ВКонтакте

И добавляйте в друзья, конечно.
Наталья Пелевина

ДЕЛО ШУВАЛОВА

Не хотела пока ничего об этом писать, но пришедшее мне сегодня от слушательницы Эха письмо заставило все-таки это сделать. "Где информация о том, что происходит с начатым вами 'делом Шувалова' о получении им суммы в размере 120 миллионов долларов от Алишера Усманова и Евгения Швидлера",- написала она. Три недели назад я начала биться одна вот с этой тройкой. Как вам мои шансы... Правда тогда мне казалось, что одна я точно не буду. 

Поясню два пункта. 

Первый: почему это дело такое важное. Здесь две главные составляющие: 1) высочайший уровень по статусу, влиянию и известности в международном масштабе людей, о которых идет речь; 2) количество материалов, имеющих прямое отношение к вышеупомянотому 'инциденту', то есть доказательная база. 

Второй: почему я, и кто я, вообще, такая. Я родилась в Москве, на Беговой. Уехала с родителями в Англию, позже, сама, в Штаты. Российской темой болела всегда, очень уж непростая у нас с вами страна. Много лет занимаюсь Норд Остом. Начала организовывать за рубежом акции в поддержку российской оппозиции и основала 'Комитет за Демократическую Россию'. Информации и просьб о помощи ко мне стало приходить много, и по судебным, и по коррупционным делам. 

Когда ко мне попали 'шуваловские' бумаги, решила заняться этой темой незамедлительно. 

В конце января подала с адвокатом заявление в Генпрокуратуру, а они (неслыханно!) вызвали меня к себе на встречу, к самому Юрию Семину. Остальное есть в моем предыдущем посте. На встрече я сказала, что молчать не буду, к явному недовольству Семина. Но меня заставляют молчать СМИ! Это что, страх за п**у, или просто надо было, чтобы заявление подавала Собчак? Или возможность крупнейшего антикоррупционного дела ничуть не волнует? При том, что слово 'коррупция' упоминается на всех каналах чаще, чем имя 'ейной' папы -Путина. 

На следующей неделе я опять иду в ГП. 

Появитесь, уважаемые СМИ! Помогите вести это дело дальше. Не для себя прошу.
Наталья Пелевина

9 ЛЕТ ПОСЛЕ НОРД-ОСТА

Я хорошо помню ночь штурма. Все пошли спать, ожидая новостей утром, когда должны были начаться наконец переговоры. Я не пошла и осталась сидеть у телевизора. В 5 утра по Москве Скай ньюз, продолжая свой прямой репортаж, сообщили о том, что прессу оттеснила в сторону. Еще через пол-часа они сказали, что в здании ДК началась стрельба. Я бегала по дому, будя родственников, и крича 'Штурм! ' Позже мы узнаем, что тогда, когда прессу оттесняли подальше от ДК, промокшие под осенним дождем солдатики, в зал уже пустили газ. И ждали еще полчаса. Только тогда в театральный центр вошли спецназовцы и вели перестрелку с террористами, на которых газ не подействовал, потому что их вообще не было в зрительном зале. И в штабе об этом знали. 

Газ потравил только женщин шахидок и заложников. Живыми не взяли никого, такой был приказ. Даже потравленных спящих или уже мертвых шахидок добили пулей в затылок. Кстати, по свидетельству тех, кто там был, нажать на детонатор у них было время - газ действовал не мгновенно, а в течении нескольких минут - они почему-то этого не сделали. 

Этот теракт для меня состоит из двух 'почему' и одного 'зачем'. Почему террористы (которых было 54 а не 42 как указано официально) вооруженные до зубов смогли без проблем оказаться в центре Москвы. Почему не велись переговоры. Зачем использовали смертельный секретный газ, по сути химическое оружие, в зале где находилось 912 заложников, включая детей (оправдание что сделано это было для того, чтобы вовремя нейтрализовать черных вдов с бомбами - не правда-см выше.) И еще, где террористы которых недосчитались. 
Для тех, кто был там, выжил сам и не потерял никого из близких, вспоминать те дни тяжело, они не хотят этого делать. Для тех, кто после Норд-Оста похоронил любимого человека, а порой и не одного, мьюзикл это часто семейный выход, вопросы оставшиеся без ответа приносят все больше мучений- вдруг не успею узнать правду, не доживу до правды. 

Я это почувствовала с новой силой, когда редактировала английский вариант Книги Памяти погибших в Норд Осте, где семьи всех 130 погибших рассказывают о своей потере. Это страница за страницей неутихающей боли. Власть сделала все, чтобы об этой трагедии забыли, и молодые люди о ней помнят очень мало. Нередко от родственников я слышу 'Кому мы нужны?' И дело конечно не в оскорбительных 3000 долларах, выплаченных государством за погибшего, а в постоянных унижениях на протяжении многих лет. Начиная с хамства судьи во время процесса по Норд Осту, который, естественно, постановил, что все решения принятые властями были абсолютно правильными (об этом процессе много писала Анна Политковская), и кончая выплатой в 500 рублей осиротевшим после трагедии детям. 

На одной видеозаписи, сделанной через несколько часов после штурма (ныне приложенной к делу в Страсбурге), которую я сумела достать, главврач одной из больниц, куда привезли отравленных заложников, на вопрос МЧС о диагнозе пострадавших говорит что на лицо острая форма отравления высокотоксичным веществом. В свидетельствах о смерти заложников в последствии стояли или прочерк или слово 'теракт', и, конечно, никакого 'отравления токсичным веществом'. По прошествии 9 лет я, как и родственники, надеюсь на справедливое решение по делу Норд Оста Страсбургского суда, материалы которого российская власть попросила засекретить.
Наталья Пелевина

«Я признаю вину» — спектакль

В театре Gene Frankel Theatre в Нью-Йорке прошло несколько премьерных показов моего спектакля «Я признаю вину» («I Plead Guilty»). Спектакль основан на событиях в Норд-Осте.

На сцене всего две героини - заложница и террористка. Через их трагические судьбы, через драматическое развитие их отношений зрители узнают о том, что произошло в 2002 году в Москве.

Кто-то узнал об этом впервые, кто-то только сейчас вспомнил о том, что давно читал. Главное — те чувства, с которыми зрители выходили после спектакля.

Как написала польская журналистка Анна Спивак, после спектакля почти не было видно сухих глаз, и несмотря на это некоторые приходили на спектакль по два-три раза.

Американский критик Джоу Бэндл написал, что каждый житель Нью-Йорка должен посмотреть этот спектакль.

В сентябре мы поедем по городам Америки.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Наталья Пелевина

«Россия без Путина» у Белого дома в Вашингтоне

Источник: http://slon.ru/russia/protiv_putina_pod_oknami_u_obamy-575120.xhtml

Первая со времен СССР акция против Кремля у Белого дома

«Вот ведь не повезло митингующим», – думал я, направляясь под начавшим было моросить дождиком к закрытому для машин с начала войны с терроризмом отрезку Пенсильвания-авеню напротив Белого дома. Но место было выбрано отличное: поток туристов, желающих сфотографироваться на фоне резиденции американского президента не ослабевает здесь ни при какой погоде, и сейчас там тоже было многолюдно. 

Акция солидарности с проводимыми в России манифестациями «Стратегии 31» началась в Вашингтоне, как и было объявлено, в 2 часа дня.  К этому времени в Москве и Питере лидеры оппозиционеров, вышедших на ставший традиционным митинг протеста, уже были благополучно препровождены в мили-полицейские участки, о чем демонстранты в Вашингтоне были осведомлены.  

Но здесь никто акцию не запрещал, никто не гнал их и не тащил, подхватив за руки и за ноги, в автозак. Организатор Наталья Пелевина периодически сверялась у статных стражей американского закона, появлявшихся то пешими, то конными, мол, «Как, соблюдаем?», – и дюжине демонстрантов не надо было ни от кого бежать. Наоборот, от долгого стояния на одном месте они спокойно ежилась на не по сезону прохладной погоде в эффектных скобках из двух полицейских машин. В такой же безопасности чувствовал себя стоявший поблизости человек в кроссовках и с выкрашенной хной бородой, который периодически заводил песнопения на арабском и явно был совсем из другого профсоюза. 

По словам Пелевиной, председателя созданного осенью прошлого года в Нью-Йорке комитета «За демократическую Россию», о несогласии с руководством своей страны российские граждане заявляли у стен Белого дома впервые после 30-летнего перерыва. В акции также принимал участие комитет «За экономическую свободу России», который возглавляет бывший юридический советник «Юкоса» Павел Ивлев.  

И если дата манифестации была выбрана, дабы засвидетельствовать поддержку российским оппозиционерам из «Стратегии 31», то из разговоров с приехавшими из Нью-Йорка манифестантами мне стало понятно, что их программа шире, а акции не обязательно привязаны к последнему числу месяца. Пикетчики у Белого дома являли собой принципиально новую эмигрантскую формацию: разные по профессии преимущественно молодые люди, недавно покинувшие Россию по политическим взглядам. Кое-кто даже успел и отсидеть. «Мы ставили задачу привлечь внимание к неправомерным действиям российской юридической системы и к коррупции на высшем уровне власти», – суммировала смысл визита в Вашингтон Наталья.   

Представителей прессы и участников акции было примерно поровну, и ожидая своей очереди я решил побеседовать с рядовыми американцами, на открытие глаз которых и была рассчитана сегодняшняя акция. Первой мне попалась стайка школьников из Айовы, приехавших в столицу знакомиться с институтами власти. Они не могли ничего из себя выдавить, не знали, кто такие Путин и Ходорковский, и на вопрос, заставит ли их увиденное сегодня прогуглить неведомые фамилии, отвечали вяло и неопределенно. Их преподаватель, то ли стыдясь за своих питомцев, то ли опасаясь, не начну ли я какую вредную проповедь, поторопился их увести.  

Затем я напал на безъязыких японцев и, наконец, на служащего из министерства финансов, здание которого было видно через улицу. «По роду профессиональной деятельности я нахожусь в курсе происходящего в мире, в том числе и в России. Мне кажется, что представленные здесь лозунги пробуксовывают, потому что ориентированы на очень тонкий срез из тех, кто хорошо информирован о том, что происходит в России.  Например, для американцев непонятно, за что Путина можно назвать террористом. И даже я не в курсе, какую роль в «Норд-Осте» сыграл Путин, и почему он любит белых тигров», – прокомментировал он визуально-агитационный ряд в целом и, в частности, плакат «Я провел газовую атаку на людей в «Норд-Осте», но я очень люблю белых тигров». Плакат в этот момент держала в руках Наталья, предварительно надев весьма выразительную маску ВВП.   

Я знал, что тема «Норд-Оста» Наталье близка: она написала пьесу «В твоих руках» про те драматические события. Пьеса прошла в Лондоне, а сейчас она ставит ее в Нью-Йорке, хотя ее деятельность в комитете «За демократическую Россию» отнимает все больше и больше времени: «Ситуация в России становится хуже. Свобод, как и возможностей выражать несогласие, становится все меньше. Единственный выход – это массовые демонстрации, но до них далеко.  Мы здесь поддерживаем тех немногих, кто протестует сейчас в России. В последнее время активизировались оппозиционные настроения в блогосфере. Задача комитета – перейти от «фэйсбука» к конкретным действиям». Наталья подала пример: после маски Путина она нацепила на голову черный полиэтиленовый мешок, а на запястьях ей защелкнули наручники.
   
У служащего из минфина этот хэппенинг немедленно вызвал ассоциацию с иракскими узниками «Абу-Грейба», и он ушел в свой офис, а я задал несколько вопросов Павлу Ивлеву, державшему фотографию своего патрона. 

– Как задачи вашего комитета «За экономическую свободу России» пересекаются с целями данной акции? 

– Этот проект существует с сентября 2009 года. Его основная задача – донести до Запада, что в России нет нормальных условий для бизнеса. Что вся политическая ситуация, которая там сложилась, несоблюдение законов властью, наверху или внизу, бьет по бизнесу. Люди не могут нормально работать и зарабатывать деньги. Я 15 лет проработал адвокатом бизнеса в России, это мое. «Юкосом» меня, что говорится, накрыло, пришлось уехать, и это подтолкнуло меня к тому, что надо что-то делать, говорить об этом по крайней мере... Степень коррупции в России – это путь в никуда. Строительство дворца в Геленджике, расследования, которые ведет Навальный.  Коррупция сейчас без тормозов каких-то несется и тащит за собой страну непонятно куда. Вот поэтому я тут. 

– А когда вы не стоите в пикете у Белого дома, чем вы в Америке занимаетесь? 

– Я по-прежнему являюсь адвокатом «Юкоса», адвокатом Ходорковского. Помогаю насколько хватает сил той юридической борьбе, которая происходит и в России, и в Страсбурге, и в Гааге.  Год назад мы основали NGO, которое называется «Институт современной России», призванный восстановить проекты, которыми занималась «Открытая Россия» Ходорковского, пока ее в 2006-м году не обвинили в отмывании денег и закрыли. В Америке нас не закроют и счета не арестуют, поэтому мы с Павлом Ходорковским, старшим сыном Михаила Борисовича, восстановили этот проект и начинаем его тихонечко продвигать. 
  
– Но в Россию вы с 2005 года ни ногой? 

– Да, мне же предъявлены идентичные обвинения, что и Ходорковскому и Лебедеву, по которым им сейчас добавили срок. Кроме того, есть еще проблемы с Интерполом. 

– А это почему? 

– Ну, Интерпол – это что-то вроде сливного бачка. Любая страна сливает в его компьютер, что хочет. Несмотря на то, что в хартии Интерпола написано, что они охотятся за преступниками и не могут никого преследовать по политическим мотивам, они не могут проконтролировать степень достоверности информации, которую им дают российские власти. Но США, которые дали мне гражданство в прошлом году, и страны Европы, где осели мои бывшие коллеги, все понимают и считают нас политическими. И эти страны будут нас защищать, а система Интерпола будет мешать... 

– Каков ваш прогноз по России? 

– Непременное условием для того, чтобы в России началось что-то меняться, – Путин должен уйти. Сам уйдет, будет уволен, будет привлечен к ответственности – как угодно. Если этого не произойдет, страна протянет лет пять, и дальше просто начнет разваливаться. Может, позже, может раньше, но это точно произойдет... 


Тут Наталья Пелевина сняла с головы мешок узницы, и я поспешил ее спросить, что вот, мол, на всех транспарантах говорится, что все зло от Путина, а как же второй участник тандема, который там и возник лишь благодаря первому? «Приговор Ходорковскому – это знак того, что решение принимает Путин. Лишь когда Путин уйдет можно будет определить, насколько Медведев научился с волками выть», – сказала она. Я хотел еще задать ей уточняющие вопросы, но отведенный демонстрантам час у ограды Белого дома подошел к концу, участники акции «Россия без Путина» начали паковать плакаты и транспаранты, готовясь расходиться.   

У президента Обамы на 3 часа дня в Овальном кабинете была назначена встреча с госсекретарем Клинтон. Выглядывал ли он в окошко? Рассказали ли ему советники застойный анекдот про Никсона и Брежнева? Когда первый, ставя в пример американскую демократию, говорил, что в Америке любой может выйти перед Белым домом и кричать: «Никсон – козел», на что Брежнев отвечал, что в СССР любой может выйти на Красную площадь и кричать то же самое. «Мы готовим акции в Чикаго, в Сан-Франциско», – сказала мне на прощанье Наталья.  




Collapse )


31 февраля 2011 | Вашингтон
Наталья Пелевина

«Стратегия-31» в Нью-Йорке

«Russia – yes, Putin – no»
«С этими словами я теперь буду засыпать», — сказал, улыбаясь, американский полицейский, охранявший нашу акцию «Стратегия- 31», которая прошла 31 октября перед миссией ООН в Нью-Йорке.

Еще бы!

Молодые, сильные, уверенные голоса так дружно и громко скандировали на всю улицу «Russia – yes, Putin – no» (Россия – да, Путин – нет), что даже наряженные «под хэллоуин» американцы останавливались, чтобы присоединиться к хору.





Collapse )